Цитата Сьюзи Кватро

Мы начали писать собственный материал тогда, когда The Pleasure Seekers, в конце концов, превратились в Cradle. Моя младшая сестра Нэнси была приглашена в качестве вокалистки, и я отошла в сторону, сосредоточившись на своем инструменте.

Случайный альбом
Случайное фото
Последние новости
Сьюзи Кватро наконец получила награду Detroit Music Awards в своём родном Детройте, которую, по...
3 мая Сьюзи Кватро выступит на BIKERS FESTIVAL в бразильском Сан-Тропе, а уже на следующий день – в...
Suzi Quatro

Русскоязычный фан-сайт

Интервью Сьюзи Кватро для Metro Times (2012)

MT: Вы были тинейджером в период «Grande Ballroom» и «Motown» …

Сьюзи: Это было отличное время. У нас были не только «Motown» (на музыке которых я росла и во многом переняла у них стиль игры на басу ‒ потому что вы не сможете сыграть лучше, чем Джеймс Джемерсон из «Motown»), у нас был расцвет белого рока. Это было просто прекрасное время. Тогда были «Pleasure Seekers», Митч Райдер, Тед Ньюджент, Игги Поп только начинал, Элис Купер, Терри Найт и «The Pack», «The Rationals», «The Frost», Дуг Фигер из «The Knack» ‒ до чего же удивительное время, чтобы жить в Детройте. И мы играли в «Grande Ballroom» и театре «Истаун» множество раз. Часто мы играли вместе с «Mountain». Они всегда просили нас поддержать их, когда приезжали в город. Оглядываясь назад, после того как я уехала в 71-м, я могу сказать, что мне очень повезло родиться и вырасти именно в Детройте.

MT: Расскажите о «Pleasure Seekers» …

Сьюзи: Мне было всего 14 лет. Я была ребёнком. Я подходила ко всему просто. Каждый выбрал себе инструмент, и никто не взял бас ‒ так что его поручили мне. К счастью, у моего отца была бас-гитара, как, впрочем, и всё остальное, и он дал мне «’57 Fender Precision», чтобы начать играть. Как же мне повезло ‒ ведь мне достался настоящий «Роллс-Ройс» среди бас-гитар, сложнейший для игры, и я этого не знала.

MT: У вас были сложности при выступлениях в столь юном возрасте?

Сьюзи: Ну, мы постоянно врали. Если мне нужны были фальшивые подтверждения, я их получала; что было довольно весело, потому что я всегда выглядела лет на 10 младше, чем якобы была. Это всегда было со мной. Хотя, это довольно глупо, когда о ком-то 14-летнем они думают, что ему 24. Просто прикол. Но они давали нам играть, и мы играли абсолютно везде.


MT: Что вы помните о «Grande»?

Сьюзи: Мы играли во всех этих местах. Поначалу я часто там бывала. Я ходила посмотреть на тех, кто был в городе. Я никогда не была в толпе зрителей, просто не могу там находиться. Во-первых, я небольшого роста, поэтому вижу только чьи-нибудь спины, и мне не очень это нравится. Я всегда устраиваюсь сбоку от сцены. Я ходила на каждое шоу, которое там проводилось. Мы ездили, играя везде, где только можно. Мы не играли на стольких концертах, как все другие группы. Но мы выступали больше, чем другие группы, потому что мы были группой полностью из девушек. Когда я приходила посмотреть шоу, я могла более или менее просто посмотреть его, не принимая в нём участия ‒ пока мы не сменили «Pleasure Seekers» на «Cradle». Тогда мы начали играть на всех этих концертах. Вначале мы были скорее клубной шоу-группой, с мини-юбками и всей остальной ерундой, которой от нас хотели в то время.

MT: Как долго существовали «Pleasure Seekers», до того как стали «Cradle»?

Сьюзи: С 64-го по 69-й год; затем с 70 по 71-й были «Cradle». Затем я была обнаружена Микки Мостом, и увезена в Англию, чтобы начать сольную карьеру.

MT: Как произошла ваша встреча?

Сьюзи: Я была фанаткой и большой поклонницей Донована. Это как раз один из тех исполнителей, которых продюсировал Микки, но мне особенно нравились произведения Донована. Он увидел шоу, и затем позвал меня. Я прошла в конец зала и села с ним рядом. Он спросил меня, хочу ли я выпустить альбом. Я сказала, что мне нужно познакомить его с группой. Но он не имел в виду группу, он имел в виду меня. Я пошла с ним тем вечером в студию «Motown» с Джеффом Беком и Кози Пауэллом. Микки не хотел быть тем, кто разлучает семью, так что он немного отошёл в сторону. Но при этом поддерживал контакт. Когда группа была близка к тому, чтобы распасться, примерно три месяца спустя ‒ что Микки так или иначе почувствовал ‒ одна из моих сестёр сказала позвонить ему. Он был очень рад и предложил мне сольный контракт. Это всё было в течение двух недель: было предложение сольной работы с Джеком Хольцманом из «Electra», а на следующей неделе ‒ предложение от Микки. Это был мой звёздный час. Мне нужно было лишь воспользоваться представившейся возможностью, и, когда поступило предложение, я поехала в Англию.

MT: И оттуда уже не возвращались

Сьюзи: Я не планировала это таким образом. Вначале я поехала туда на три месяца, чтобы записать альбом. Мы записывались с людьми вроде Питера Фрэмптона, Биг Джима Салливана и Алана Уайта из «Yes». Это была не просто работа. Микки Мост (светлая ему память, он уже не с нами), на самом деле, никогда не знал, как меня продюсировать, и он должен был сам это признать. Так было всё время. Я не могла поехать в Соединённые Штаты, пока у меня не появится хит. Я нашла группу, мы записали «Can the Can» ‒ и у меня появилась первая запись с миллионными продажами. Это было с 71-го по 73-й год, а потом я стала первой в чартах. Микки полностью верил в меня. Он считал, что я должна стать знаменитой, и не так важно, когда именно это случится. Он явно сосредоточился на мне. Мы просто продолжали работать. Всё происходит постепенно: вы работаете год, затем работаете 15 месяцев ‒ и просто «пускаете корни» здесь. Затем я влюбилась в своего гитариста, и это также удержало меня здесь. Со временем мы поженились, и у нас появились дети. Так что я окончательно обосновалась здесь, но, в то же время, в душе я никогда не покидала Детройт. Вот так всё сложилось.

MT: Вы были признанной участницей британской глиттер-рок-сцены, вместе со «Slade», «Sweet» и «Mud»

Сьюзи: Это было безумие. Никто из нас даже не понимал, почему я оказалась в это впутана ‒ ведь я не одевала все эти сумасшедшие тряпки, не переводила тонны косметики. Это не была я. Это был просто рок-н-ролл. Я думаю, ассоциации возникли из-за того, что мои хиты появились как раз в тот период. Всех сразу же мажут одним цветом. Но история только подтверждает, что я ‒ это рок-н-ролл. Мой имидж ‒ на все времена. Я всё ещё продолжаю носить чёрную кожу. Это обыкновенный гаражный рок. Вот кто я и что я.

MT: Звучит так, словно вас это сильно задевает

Сьюзи: Меня принимают всерьёз. И это тот момент, о котором часто приходится говорить. Но это на слишком меня беспокоит. Во всём есть свой смысл и своя гармония. В тот период у меня появились собственные хиты. Кому бы ни принадлежали хиты в то время, они сразу же автоматически относились к глэм-року. Любой, у кого были хиты в конце 50-х, тут же относился к рок-н-роллу. Это мог быть кто угодно. Пэт Бун, рок-н-ролл? Что, простите? Я всё ещё здесь. Глэм пришёл и ушёл. А я ‒ нет.

MT: Была ли при съёмке в «Счастливых днях» подспудная мысль ‒ добиться успеха в Соединённых Штатах?

Сьюзи: Нет, я не стану делать вид, что она была. Я гастролировала каждый год по Америке ‒ с 74 по 76-й. У нас были туры совместно с такими группами, как «Uriah Heep» и «Grand Funk Railroad». Мы участвовали в туре «Welcome to My Nightmare» Элиса Купера, где было 80 шоу. Мы играли со всеми. Были большие выступления. Я дважды играла в «Madison Square Garden» вместе с «Grand Funk». Я была в Японии, которая является одним из моих крупнейших рынков, и мне позвонил мой агент из Америки. Он сказал, что там хотят, чтобы я приехала для участия в ТВ-шоу, о котором я раньше даже не слышала. Он дал мне совет непременно участвовать. Я прилетела, потому что я всегда хотела попробовать себя в качестве актрисы. Я знала, что это мне подходит. Я приняла участие, и это выразилось в 15 сериях в течение трёх лет. У меня не было никакого плана на этот счёт, просто это было то, чем мне хотелось заниматься.

MT: Правда, что вы отказались от съёмок в продолжении?

Сьюзи: У меня было множество разговоров с Генри Уинклером о том, как он зациклен на Фонзи и не может перейти к чему-то новому. Летер была действительно популярным персонажем. Это мне сказала дама из «Paramount», которой приходят письма от поклонников. По её словам, я ‒ вторая по количеству писем поклонников, после Генри, что просто невероятно. Я даже не могла этого предположить. Когда пришло предложение о продолжении съёмок, я подумала: «Действительно ли это то, на что я хочу потратить остаток своей жизни?» Я уделила достаточно времени Летер, люди всё ещё продолжают вспоминать меня в этом образе. Я не хотела затеряться где-то в землях ТВ-ситкомов ‒ так что это был для меня единственный вариант. Я была права; далее мне удалось поучаствовать во многих шоу, таких как «Демпси и Мейкпис», «Убийства в Мидсомере», «Ещё по одной», «Механик». Я была на театральной сцене в «Annie Get Your Gun». Я также сама ставила шоу. Я занималась разными вещами, вместо того чтобы зацикливаться на чём-то одном. Я доказала, что могу играть ‒ но мне не хотелось, чтобы это стало единственным моим занятием.

MT: Вы когда-нибудь рассматривали возможность вернуться? Может быть, после того как уляжется шум, связанный с успехами в чартах?

Сьюзи: У нас были хиты повсеместно на тот момент, и я гастролировала повсюду. Постоянные туры. О том, чтобы вернуться, я больше думаю сейчас. Возможно, в ближайшие два или три года я наконец вернусь в Соединённые Штаты.

MT: Что ваши дети думают о Детройте?

Сьюзи: Им нравится Детройт. Я возила их туда на своё 60-летие. Они признались, что это самый удивительный, волшебный город, в котором они когда-либо были. Даже моей внучке поездка показалась увлекательной. Она сказала, что хочет там жить. Есть неповторимый дух Детройта, который его не покидает. Это особенный город.

MT: Твой альбом «Back to the Drive» 2006 года ‒ фантастический. Его должно было услышать больше людей

Сьюзи: Такие вещи меня не беспокоят. Я верю, что всё идёт так, как и должно идти, и на всё есть свои причины. Я знаю, что этот конкретный альбом получил свою жизнь, и множество людей продолжают его обсуждать. Кто знает, возможно, моё время больших хитовых синглов прошло. Это не имеет значения. Многие полюбили этот альбом. Когда моё творчество трогает сердца, я не гонюсь за чартами. Мне 61 год. Я счастлива, что я продолжаю работать по всему миру, что я записываюсь, что я получаю восторженные отзывы о моей работе ‒ так что, думаю, мне не на что жаловаться.

MT: У вас всё ещё есть мощное «ядро» ваших поклонников?

Сьюзи: У меня всегда были верные поклонники, потому что я никогда не переставала работать. На мои шоу приходят дети, от шести до семи, в первых рядах. Приходят семьи, и я думаю, что это просто великолепно.

MT: Вы разделяете мнение, что без вас бы не было Джоан Джетт?

Сьюзи: Это не мнение, а твёрдый объективный факт. Давайте не будем смягчать выражения. У неё даже не было группы, когда она была среди моих фэнов ‒ как же можно посмотреть на это иначе? Она была большой моей поклонницей. Она могла приходить на все концерты в Лос-Анджелесе, сидеть в моём гостиничном номере и ждать моего возвращения с выступления. Со временем, я услышала от своего агента, что она создала группу под названием «The Runaways». Это было отлично, потому что теперь у неё появилась своя отдушина. Я очень горжусь тем, что она сделала. Я чувствую себя частью этого.

MT: Какие дальнейшие планы?

Сьюзи: Я всё ещё продвигаю свой новый альбом, «In the Spotlight», который получает невероятные рецензии. Я купаюсь в комплиментах. Он выходит на лейбле «Cherry Red», и поклонники говорят, что это тот альбом, которого они ждали многие годы. «Back to the Drive» был автобиографическим, затем я написала «Unzipped» ‒ свою автобиографию. И тогда Майк Чепмен сказал: «Давай сделаем следующий альбом». Я согласилась с его идеей. Если бы Сьюзи Куатро начинала сегодня, это тот альбом, который бы она издала.

1 2 3

© Фан-сайт Suzi Quatro. Копирование информации разрешено только с прямой ссылкой и индексируемой ссылкой на первоисточник. Контакты